13:54 

"Если бы так просто...", "Потерянный и опустошённый", "Собирая осколки"

Ahe
Мир сам по себе — это сплошной обман. Постоянно спамим друг друга дутыми комментариями, выдавая себя за сведущих. Наши социальные сети создают видимость интимности. Или мы за это проголосовали? (с) MR. ROBOT
Название: Если бы так просто...
Автор: Ahe
Бета: priest_sat, Джиалгри, Mycroft Arthur Holmes
Размер: драббл (534 слова)
Фэндом: Шерлок
Персонажи: Шерлок, Джон
Категория: джен
Жанр: драма, ангст
Рейтинг: PG-13
Статус: закончен
Предупреждения: Соулмейт-AU
Краткое содержание: Мы так близки, и каждый из нас так одинок.
Примечание: написано для команды Sherlock Holmes 2015.


Шерлок забился между коробок, пытаясь забыть слова обидчиков, что постоянно кричали ему в спину.

Урод.

Фрик.

Очкун.

Леди.

Педик.


Услышав, как вдали хлопнули дверцей шкафчика, Шерлок инстинктивно прикрыл лицо руками, готовясь принять новые удары от старшеклассников, которые невзлюбили его с первой же минуты, как только увидели имя его родственной души.

Простое, похожее на тысячу других имён, «Джон» с несколькими завитушками на конце, едва проступало на бледной коже.

Тогда Шерлоку было только двенадцать, и он всем своим нутром успел проникнуться неприязнью к метке на левом запястье. Его тошнило от одной только мысли, что где-то на свете есть человек, способный любить его таким, какой он есть. Тот, кому подвластно открыть его лучшие стороны, тот, кто всегда будет разделять чувства, увлечения и стремления напополам. Та самая родственная душа, ради которой никогда не придется меняться.

Он зло стиснул зубы, упрямо вставая с пола. Ему не нужен был в этой жизни никакой «Джон», чтобы быть самим собой.

Потрепанный перочинный нож, что он когда-то стащил со стола Майкрофта, казался ему сейчас единственным спасением. В памяти отчетливо прозвучали слова отца о том, что, случайно повредив метку до встречи с родственной душой можно раз и навсегда нарушить связь.

Через пару минут, когда кожа на запястье горела огнем, Шерлок почувствовал сухость в горле и головную боль. Не слишком сильную, но все же. Его тело обмякло, силой воли он открыл глаза. Мутный образ начал преображаться, и он увидел окровавленное запястье, на котором нет больше никаких букв и завитушек.

Ничего в его сердце не дрогнуло, напротив, избавившись от чуждого ему бремени, Шерлок впервые в жизни почувствовал облечение.

***

Солнце почти прожигало крышу автомобиля, когда семнадцатилетний парень с простым, похожим на тысячу других имен "Джон", выехал с парковки торгового центра. Иногда по средам отец разрешал брать его машину, и сегодняшний день не стал исключением.

Напевая слова популярной песни и стуча пальцами по обитому кожей рулю в такт музыке, Джон постоянно поглядывал на метку. Он успел полюбить её с первой же секунды, как только на оливковой коже левого запястья проступило угловатым шрифтом имя «Шерлок».

Он до сих пор испытывал трепет, а в сердце всегда теплело, будто ледяные черные оковы трескались под этим светом, который исходил от одного только имени родственной души.

Раз за разом воображение услужливо рисовала момент их встречи. Джон столько всего хотел рассказать и показать его...

Потрясающему.

Необыкновенному.

Прекрасному.

Только его Шерлоку.


Внезапно все помутнело перед глазами. Солнечный свет стал ослепляющим, а окружающие предметы, напротив, погрузились во тьму. Джон часто заморгал, пытаясь игнорировать острую боль, что пронзила левое запястье. Он пытался понять, что произошло с рукой, пока не заметил выгорающие буквы имени.

Он щурился, не в силах поверить в случившееся. Кожа на руке была по-прежнему гладкой, но теперь на ней не было ничего, даже отдаленно напоминающего имя «Шерлок». Едва удавалось разобрать лишь первую букву.

Джон резко ударил по тормозам. Горячие и злые слёзы потекли по щекам. Он дрожащими пальцами провел по метке, точнее по тому, что от неё осталось.

До этой минуты Джон не мог даже представить, что ему придется навсегда расстаться с надеждой встретить когда-нибудь свою родственную душу. Не испытать всей яркости чувств, когда этот человек прикоснется к метке.

Он ощутил настоящее отчаянье, то самое убийственно-горькое, от которого всегда трудно дышать. В его голове возникли тысячи вопросов, на которые пока не было никаких ответов.



Название: Потерянный и опустошённый
Автор: Ahe
Бета: priest_sat, Бааванши, eto-da
Размер: драббл (838 слов)
Фэндом: Шерлок
Персонажи: Шерлок, Джон
Категория: джен; пре-слэш
Жанр: драма, ангст
Рейтинг: R
Статус: закончен
Предупреждения: Соулмейт-AU
Краткое содержание: Сиквел к «Если бы так просто…», пять лет спустя.
Примечание: написано для команды Sherlock Holmes 2015.


Сперва Шерлок ощутил свои губы. Чувство было такое, словно они склеились, как запекшаяся короста. Он попробовал пошевелить губами и разодрал их с громким хрустом. Во рту скопилась вязкая и горькая на вкус слюна.

Сознание стало немного проясняться, и первое, что он услышал, — это звук падающих капель, и приглушенно звучащие биты трэпа где-то на заднем фоне. Голова нещадно гудела. Шерлок не мог шевельнуться. Не мог вспомнить ничего, кроме оранжевых вспышек, ярко-красных огней и призрачного смеха бывших одноклассников. Интересно, сколько он принял таблеток метамфетамина, его нового и не вполне законного «друга»? И что вообще произошло?

Шерлок с трудом разлепил веки и посмотрел на свои окровавленные руки, по локоть испачканные в крови. Внезапно перед глазами мелькнули бессвязные картинки: Себастьян склоняющийся над Джимом и стреляющий ему прямо в сердце; извивающееся в предсмертной агонии тело на асфальте, Джим, харкающий кровью, и чей-то пронзительный крик; собственная паника и отчаянная попытка остановить кровотечение. Звонок в скорую, хотя он знал, что Джиму уже ничем не помочь. Человеческий труп начинает разлагаться через четыре минуты после смерти. Микроорганизмы живущие внутри тела начинают мгновенно пожирать сами себя, как только сердце перестает гнать кровь в сосудах. Кожа, жировые ткани — все постепенно превращается в жидкость, а после испаряется, становится инертными частицами и растворяется в воздухе. На секунду Шерлок представил момент, когда на смену бактериям в мертвое тело приходят насекомые: мухи откладывают яйца, затем появляются dermestidae, которые медленно начинают пожирать плоть — этот совершенный, прекраснейший питательный сок.

И все же, почему он здесь?

Зацепившись взглядом за тусклый свет уличного фонаря, Шерлок отчаянно пытался сосредоточиться, будто выныривая из глубины и с трудом приближаясь к поверхности воды.

Случившееся прошлым вечером не показалось ему чем-то шокирующим. Он давно считал себя потерянным навсегда, а после того, как впервые нарушил негласный закон Вселенной, разорвав связь и добровольно отказавшись от родственной души, будто принял решение до конца идти по этой скользкой дорожке. С тех пор по жизни он мчался как на скоростном болиде и, вместо того, чтобы притормаживать перед поворотами и бетонными ограждениями, ещё сильнее жал на педаль акселератора. Эксперименты над собственным телом, самоистязание и нанесение увечий, побег из дома, воровство, наркотики, медленное гниение и, как следствие, разрушение личности.

Кто-то склонился над ним и посмотрел на него сквозь стекла своих очков. Силуэт расплывался и становился мутным в глазах Шерлока. Прошла ещё пара секунд, прежде чем очертания сотрудника скорой приняли некую постоянную форму.

— Он приходит в себя, — произнес мужской голос. Его слова грохотали в ушах Шерлока так, будто бы он вещал на всю громкость в мегафон. — Джон, осмотри его, а я пока займусь его приятелем, хотя чем можно помочь мертвецу? Надеюсь, у парня хотя бы есть медицинская страховка.

Приглушенный звук шагов, и в поле зрения Шерлока появился очередной «Джон». Несмотря на холодный взгляд голубых глаз и совершенно бесстрастное выражение лица, Шерлок легко прочитал, что этот «Джон» погружен в глубокое горе, возможно, сказалась психологическая травма или смерть близкого.

— Так, парень, ты можешь говорить? — спросил Джон, закатывая рукав грязной толстовки и стирая дезинфицирующий салфеткой кровь с внутреннего изгиба локтя левой руки Шерлока. Однако тот ничего не мог сказать ему в ответ — тело перестало подчиняться.

— Господи, что ты сотворил со своим запястьем? — присвистнул Джон, разглядывая десяток едва зарубцевавшихся глубоких порезов. — Не понравился тот, кого выбрала тебе судьба?

— Нет, — наконец сумел произнести Шерлок, чувствуя странное и совершенно необъяснимое желание сказать ему правду. Это даже не было осознанным решением, некая невидимая сила подтолкнула его начать разговор. Это было тем, чего он так всегда боялся. И это было единственное, против чего Шерлок не смог устоять. — Мы… Я никогда его не встречал. А теперь настолько боюсь забыть, — с трудом удалось произнести ему.

— Что ж, ты выбрал для этого достаточно странный способ, — Джон был первым человеком во взгляде которого Шерлок не видел предубеждения или презрения к таким, как он. Может именно поэтому, ему захотелось дотронуться до его руки, чтобы лишний раз убедиться в реальности происходящего, или вовсе бесцеремонно прочитать имя на его запястье, чтобы напомнить самому себе, что надежда давно умерла. — У тебя обезвоживание, вызванное долгим потреблением наркотиков и плохой едой, но в любом случае ты поправишься, эм…?

— Шерлок, — чуть более уверенно произнес он, чувствуя новый прилив сил. — Шерлок Холмс.

Лицо Джона мгновенно поменялось. Во взгляде появилась слепая паника и недоверие, будто перед глазами его возник оживший труп или призрак из далекого прошлого.

— Шерлок, — по буквам произнес Джон, будто пробуя его имя на вкус. — Шерлок…

«Ты поймешь все сам, когда встретишь свою родственную душу. Лишь от его прикосновений будет захватывать дух и учащаться сердцебиение. Он станет для тебя сверхновой, Шерлок. Таким же ярким и незабываемым», — прозвучал тихий шепот отца из прошлого.

— Но…почему? — нижняя губа Джона предательски задрожала. — Почему? …

— Я полагал, что так будет проще. Что я смогу убежать… — Шерлок вновь ощутил першение в горле и сухость во рту. Он все-таки дожил до этого момента и увидел того, к кому за недолгих семнадцать лет жизни успел по-своему привязаться и кого беспричинно люто возненавидел. Того, кто мог в одночасье стать для него незабываемым. Необыкновенным. И самым родным человеком во Вселенной. — Прости, — выдавил из себя Шерлок, поняв, насколько абсурдны его оправдания.

Джон ничего не сказал, лишь молча достал несколько пластиковых пакетов с прозрачной жидкостью внутри и приготовил катетер.

Шерлоку хотелось впервые в жизни сказать все будет хорошо, не дав тем самым своему Джону уйти. Никогда. Нести любую сентиментальную чушь, лишь бы он поверил ему, и сделать хоть что-то, но… Шерлок лежал неподвижно, мысленно считая в обратном порядке от ста. Он больше не доверял себе, а наркотики полностью опустошили его душу. Пять лет — это слишком долго. И Шерлок захлебнулся, потерялся в потоке серых будней и собственных страхов, как только сделал первый разрез на запястье. Шерлок утонул. Захлебнулся. Он больше не дышал.


Название: Собирая осколки
Автор: Ahe
Бета: Aeterna Spirit, Эвелин
Размер: мини (1609 слов)
Фэндом: Шерлок
Персонажи: Шерлок, Джон
Категория: слэш
Жанр: романс, PWP
Рейтинг: NC-17
Статус: закончен
Предупреждения: Соулмейт-AU
Краткое содержание: Сиквел к «Если бы так просто…» и «Потерянный и опустошённый», четыре года спустя.
Примечание: написано для команды Sherlock Holmes 2015.


Шерлок поначалу наблюдал за каждым движением Джона с интересом и радостью, позднее сменившимися грустью. Несомненно, с появлением Джона жизнь внезапно обрела для него иной смысл. Приоритеты изменились, и, некогда бывший бунтарем, Шерлок внезапно пошел на уступки. Долгая реабилитация, небольшое перемирие с семьей, а после — отупляющая агония от ломки, вышедшее из-под контроля тело, стертые в кровь запястья от наручников и полные жалости голубые глаза Джона — теперь он даже не представлял, что из этого было унизительнее всего. Шерлок презирал слабохарактерных людей, но сам не заметил, как стал одним из них — разуверившихся в себе наркоманов. Лечение не превратило его в праведника и идеалиста; да, он перестал резать запястье и поборол тягу к метамфетамину, но терапия не смогла излечить его от цинизма, ставшего уже частью натуры. Он по-прежнему испытывал отвращение ко многим, с кем ему приходилось общаться, и особенно на сеансах групповой терапии; хватало семидесяти секунд, чтобы понять, почему человек переступил порог комнаты. Достаточно было всего одного взгляда, чтобы живо представить всю эту гонку за счастьем, властью или успехом. И с каждым разом он все больше убеждался в том, что люди, в сущности, идиоты. И может, только благодаря этому Шерлок воспринял групповую терапию как промежуточную станцию на своем пути и поэтому так быстро миновал ее, и за все время ни разу никого не оскорбил, озвучивая правду.

— Ты ничего не хочешь мне сказать? — Джон вытер рот салфеткой. — Я понимаю, что не должен давить на тебя, но доктор Вулф передала…

Шерлок поморщился и постарался сделать вид, будто ему действительно интересно это слушать, ведь Джону наверняка не понравится, что назначенный ему в рамках лечения психотерапевт, мисс Вулф, сама нуждалась в квалифицированной помощи специалиста. Он на мгновение даже представил, наматывая на вилку спагетти, как прервал бы Джона и привычным насмешливым тоном произнес:

— Доктор Вулф? Что за вздор! Достаточно один раз посмотреть на ее юбку, чтобы понять, насколько ей приятно мужское внимание, и все ее попытки бороться с «плотскими» желаниями обречены на провал. И ты не ошибся. Она действительно каждый раз флиртует с тобой и так тщательно облизывает губы вовсе не потому, что они сухие. Не говоря уже про то, что мисс Вулф постоянно смотрит групповое порно, на горячие парни точка ком. Откуда я это узнал? Эта идиотка даже не заметила, как я стащил со стола ее лэптоп, пока она в третий раз за сеанс поднимала карандаш, якобы закатившийся под диван, то и дело нагибаясь и поглаживая мое левое бедро, что, насколько мне известно, так же противоречит правилам врачебной этике.

Но вместо этого Шерлок, улыбаясь, взял бутылку Мерло урожая 1991 года, до последнего исполняя роль радушного хозяина — обычного парня, коротающего воскресный вечер за ужином со своей родственной душой.

— Еще вина? — предложил он, с неприязнью глянув на свой стакан с водой. До чего же странно делать вид, будто ни исчезнувшая метка, ни встреча в притоне, ни их с Джоном странные взаимоотношения— ничего не имело значения. Всего лишь жизненный опыт. Целая жизнь.

— Благодарю. — Джон мягко улыбнулся. — Придется мне занять комнату для гостей, надеюсь, ты не против?

Шерлок покачал головой, подлив в бокал Джона еще вина.

Подобные разговоры были еще одной частью их игры, будто они старые приятели, которые в любую секунду могут сорваться и переступить черту. Сделать связь между ними тесной почти до неприличия. Нос к носу, щека к щеке. Взаимные претензии и условности, обычно разделяющие двух не скрепленных метками людей, наоборот, замкнули их, связали невидимой прочной нитью. Были времена, когда даже в самых сокровенных мечтах Шерлок не мог представить ничего подобного. Абсолютное спокойствие. Словно тот самый двенадцатилетний мальчик, что от страха забился между коробками, вдруг обрел твердую опору под ногами и почувствовал плечо, на которое всегда можно опереться. Дух негатива и разрушения наконец покинул его.

Жизнь и в самом деле стала до омерзения простой, однако в этой простоте не было ни красоты, ни азарта, он просто чувствовал себя чуточку уверенней и защищеннее, компенсируя то, чего так отчаянно не хватало раньше. Шерлок никогда не стремился сблизиться с людьми, и даже его Джон не мог исправить этого.

— Ты молчалив сегодня. Как твой эксперимент? — Джон нахмурился. — Бактерии…

— Провалился, — Шерлок встал из-за стола. — Прости, но сегодня…

Грязная тарелка полетела на пол. Джон резко вскочил на ноги, мгновенно заключая Шерлока в теплые объятья. Шерлок широко распахнул глаза, ощутив легкую дрожь, пробежавшую по всему телу.

— Ты обещал быть честным со мной, — тихо прошептал Джон, еще крепче прижав к себе, — но снова избегаешь разговора о своих чувствах. Настоящих чувствах, Шерлок.

— В голове слишком много всего, и я не уверен, что тебе стоит об этом знать, — немного смущенно ответил Шерлок.

— Когда ты уже поймешь, что я не чужой человек, — Джон дотронулся до подбородка Шерлока, заставляя посмотреть ему в глаза. — Мы должны быть честными друг с другом.

— Я, кажется, люблю тебя, — осторожно произнес Шерлок, стараясь не думать о безумном калейдоскопе кадров из прошлой жизни. Как годами он уничтожал в себе надежду быть вместе, как до последнего не желал идти на контакт с Джоном, как крепко хватался за статус «просто друзья», как отрицал зов собственного сердца. В книгах бы написали, что в эту самую секунду у него в душе взорвались тысячи фейерверков, а в животе запорхали бабочки, но нет, это чувство было совершенно иным, и его невозможно передать или описать словами.

Шерлок всматривался в лицо Джона, навсегда запечатлевая в памяти этот момент. Слишком идеально. Будто руки Джона и в самом деле были созданы для того, чтобы обнимать Шерлока и оберегать его.

— Я буду краток. Это взаимно. — Джон встал на цыпочки и провел кончиком носа по его скуле, затем нерешительно замер, почти невесомо коснувшись губ. — И мы все ещё можем остановиться, если ты не уверен…

Возможно, при других обстоятельствах Шерлок возразил бы. За четыре года между ними возникло уже достаточно подобных ситуаций, и Шерлоку не хотелось, чтобы этот вечер присоединился к череде воспоминаний, «не имеющих значения». Джон должен понять, что происходящее имеет смысл для Шерлока, и утром он не станет делать вид, что ничего необычного не случилось. Впрочем, нет. Случилось. Произошло четыре года назад, но окончательно осознать и принять удалось только сейчас. Торопил ли Шерлок события? Или, напротив, опоздал? Шерлок давно запутался в собственных мыслях и чувствах, и только Джон мог помочь найти ответы. Разговоры можно оставить на потом. Ведь единственное, что по-настоящему важно, — это прижимающиеся друг к другу тела, ощущение родных рук на пояснице и любящий взгляд. Шерлок искренне надеялся на то, что разделяющая их стена рухнула навсегда. Вот тот самый подходящий момент, чтобы открыться полностью, прекратив сдерживать себя рамками и обязательствами и начать доверять друг другу.

— То, что я девственник, вовсе не значит, что мне нужно больше времени…

Джон не дал Шерлоку договорить, накрыв его губы в страстном поцелуе, и протолкнул язык глубоко в рот. Прошла всего секунда, прежде чем Шерлок дернулся, подавшись вперед, столкнувшись с зубами Джона. Он прошелся по языку Джона языком, лаская его. Джон тихо простонал, когда Шерлок, перехватив инициативу, дотянулся до ног Джона, подхватил его под коленями и усадил на кухонный стол. Джон развел ноги, чтобы Шерлок мог встать между ними.

Как же долго Шерлок мечтал о том, что однажды сможет так просто касаться Джона, целовать требовательно и властно. Он чуть прикусил нежную кожу на шее, посасывая ее, оставляя свои метки. Джон только его. Его. Его.

От осознания этого кружилась голова.

Они целовались, кусали друг друга, оставляя красные следы на коже. Было слишком хорошо. Джон, возбудившийся до предела от одного только поцелуя, тут же обхватил его за шею, второй рукой скользнув пальцами по пуговицам рубашки, отчаянно желая поскорей избавиться от неё.

Этого стоило ждать четыре года. Губы уже горели от поцелуев; квартиру постепенно наполнили стоны и тихие вскрики.

Шерлок скользнул ладонью под мягкий свитер Джона, обхватил пальцами кожаный ремень на джинсах и медленно опустился на колени.

Никакой нежности, что сводила с ума. Никаких церемоний.

Резким движением Шерлок расстегнул металлическую пряжку, затем столь же стремительно расправился с джинсами. Шерлок стянул вниз боксеры, а после обхватил рукой требующий внимания член Джона, проведя вверх-вниз. Последовавший громкий стон убедил Шерлока в том, что он все сделал правильно. Шерлок наклонился, вглядываясь из-под опущенных ресниц в глаза Джона, и обхватил головку губами, обводя маленькую дырочку языком и уже чувствуя легкий горьковатый привкус смазки.

— Ох… вот блять, — простонал Джон, цепляясь пальцами за край стола, когда Шерлок взял его член в рот. Он прикрыл глаза, когда язык Шерлока заскользил по чувствительной плоти.

Шерлок встретился взглядом с Джоном, набирая темп, плотнее обхватывая губами и принимая в себя член на всю длину. Когда головка уперлась в стенку горла, Шерлок намеренно сглотнул, зажмурившись от резкого дискомфорта, и провел руками по бедрам Джона, покрытым тонкими светлыми волосками.

— Шерлок, — простонал Джон, откидывая голову назад и задыхаясь от удовольствия.

Шерлоку нравилось все: терпкий солоноватый вкус, то, как Джон вцепился в его волосы, сжав их чуть сильнее, и надавил на голову, заставляя опуститься еще ниже. Рука Шерлока массировала яички, перекатывая их между пальцами. Джон направлял Шерлока, задавая нужный темп, заставляя внутренний жар растекаться по венам и заполнять их тела. Он приподнялся, толкаясь в горло Шерлока чуть резче и глубже.

Шерлок втянул щеки, не переставая двигать языком во рту в одном темпе. Джон начал вскидывать бедра навстречу рту, который жестко скользил по его члену и едва касался зубами основания. Взгляд Джона опустился вниз, где ритмично двигалась голова Шерлока. Эти соблазнительные губы, растягивающиеся вокруг члена, раскраснелись и поблескивали от смеси слюны и смазки. Узел внизу живота скручивался, яички сжимались от напряжения почти до боли, и он знал, что почти у цели. Рот Шерлока уже наполнился слюной, и с громким хлюпающим звуком он выпустил член.

— Согласись... неплохо... для девственника? Полагаю, что минет в моем исполнении — это самое лучшее, что случалось с тобой, — задыхаясь, прошептал Шерлок, потянувшись к губам Джона.

— Самовлюбленный придурок, — задиристо ответил Джон, а после поцеловал Шерлока, чувствуя свой вкус.

В их распоряжении была целая ночь, чтобы попробовать, узнать, постичь и открыть друг друга с новой стороны. И ничто им не могло помешать. Потому что это, черт возьми, совершенно. Потому что это идеально.

Две родственные души, что наконец обрели друг друга.


@темы: Шерлок/Джон, Шерлок Холмс, Слеш, Мои фики, Закончен, Джон Уотсон, Sherlock BBC

URL
   

dentro l'anima

главная