13:31 

Глубина.

Ahe
Мир сам по себе — это сплошной обман. Постоянно спамим друг друга дутыми комментариями, выдавая себя за сведущих. Наши социальные сети создают видимость интимности. Или мы за это проголосовали? (с) MR. ROBOT
Название: Глубина
Автор: Ahe
Бета: Лу
Фандом: Sherlock (BBC)
Пейринг: Джон/Шерлок
Рейтинг: R
Жанры: романтика, ангст, повседневность, POV
Предупреждения: OOC
Размер: Миди
Статус: заморожен
Описание: Океан – огромная бескрайняя гладь воды, глубь, бесформенность - пучина чувств и откровений. Источник движения и вдохновения. Что если ты растворишься в нём?

P.S. Океан – Шерлок.

Примечания автора: Фанфик в основном состоит из диалогов и монологов.
Благодарность: S.H. за помощь в выявлении отпечаток в самом начале работы.



Я вновь выброшен на берег.

- Мистер Уотсон, вы должны говорить, - мой новый психотерапевт в очередной раз пытается найти ко мне подход, но мы оба знаем, что после его смерти это невозможно, - иначе ваши визиты ко мне бессмысленны, – строгим голосом произносит она.

- Да, конечно, должен, - я делаю паузу, - мне просто нечего рассказать вам.

- Такого не может быть, вы ведь живете, общаетесь с людьми! Согласитесь, вы просто не хотите отпускать его? – она делает пометки в моей карте, после чего пристально смотрит мне в глаза, желая найти в них ответ.

- Вы не правы, - с трудом говорю я, - мне…черт, я хотел бы его отпустить, но бывает, вот, вы встаете утром, обещаете себе, что всё, на сегодня никаких воспоминаний. Вот только стоит закрыть глаза… - я делаю глубокий вдох, - знаете, с его кончиной ко мне вернулись воспоминания об Афганистане. Пройдя службу там, я убедился в том, что мир прочен и зыбок одновременно. Я всегда смотрел на закат и думал о том, что он может стать последним, что я увижу на этом свете. Я помню горизонт, тонущий в завесе дыма, его черноту, остающуюся сажей на лице. Иногда я ненавидел солнце – оно обещало вечный, красивый, прекрасный мир, но на поле боя оно освещало и показывало в деталях искореженные остатки орудий, трупы… По-моему ещё тогда нужно было прекратить верить в спокойную счастливую жизнь, - я делаю ещё один глубокий вздох, - со временем детали тех событий потускнели, а теперь вы не представляете, каково в теплую весеннюю ночь лежать и прислушиваться в тишине, к удаляющимся шорохам проезжающих мимо окон машин. В этом безмолвии ты мучительно вспоминаешь тот день, и всё отчетливо встает перед глазами. Вот только ты, как и тогда, ничего не способен изменить. Он всегда падает. Всегда! - я замечаю, как кисти моих рук трясутся.



Эмоции на пределе.



Психотерапевт наливает мне стакан воды, я залпом осушаю его.

- Вы должны говорить, - она касается моей левой руки и осторожно гладит её, успокаивая, - вам нужно выговориться. Боль сразу отступит, - я киваю, хотя понимаю, что все это чушь, и мне ничуть не легче после сказанного, наоборот, я чувствую себя морально ещё более истощенным.

- Простите, но я должен идти, - я решительно встаю с кресла.

- Но у нас с вами ещё…

- До свидания, - резко прерываю её, беру с вешалки свою куртку и ухожу.



Говорить обо всем этом уже не имеет смысла.



Я ловлю кэб и еду домой к Гарри. У неё я живу уже почти месяц.



Знаете, компания в виде виски и сестры ещё никогда прежде не была мне столь приятна.



Оказавшись у нее, я открываю бутылку Jack Daniels и делаю глоток из горлышка. Становится действительно легче.



- Ты теперь точно такой же, как и я, – Гарриэт подходит ко мне и выдергивает из рук бутылку, после чего достает стакан и щедро наливает себе, - жизнь нас сломала, - она салютует и выпивает, - мы неудачники, - подытоживает она.

- Да, наверное, – я иду к дивану и включаю TV.

- Мне не стоит ничего у тебя спрашивать, да? – Гарри садится в кресло напротив, – знай, мне кажется, что эти сеансы терапии изматывают тебя, Джон.

- Нет, моя жизнь меня изматывает, – бесстрастно произношу я.

- И это, конечно.

- Ты разве не идешь на работу? – я вновь иду к барной стойке за бутылкой. Сестра отрицательно качает головой.

- Джон, тебе сейчас тяжело, мы ведь семья, так что…- Гарри кутается в халат, - налей и мне.

Я выполняю просьбу.





Спустя полчаса мы уже откупориваем вторую бутылку.

- Джон, - заплетающимся языком начинает разговор сестра, - расскажи мне про него.

- Эм, что?

- Расскажи мне про вас, про то, как он стал тебе дорог. Ты очень привязался к нему.

- Нет, - я нарочито громко ставлю стакан на стол, - я не хочу говорить.

- Но…я целый месяц старалась никак не проявлять своего интереса, пожалуйста, я же вижу, как тебе плохо. Выговорись.

- Вы что, сговорились? – тихо говорю я.

- Джон! – требовательно произносит Гарри.

- Я…мне тяжело. Прошло слишком мало времени. Я не могу, – мой голос звучит подавленно.

- Ты просто не хочешь.

- Что ты хочешь узнать, а? - грубым, резким тоном произношу я, - то, что по сей день на сердце давит изнуряющая тоска!? Что я в очередной раз потерял смысл жизни!? Что я вновь чувствую себя рыбой, выброшенной на берег после шторма, которой не хватает воздуха? - мой голос дрожит, - Что мои легкие при каждом вдохе и выдохе сгорают будто изнутри? Что для меня навсегда померк свет? Погас единственный источник жизни? - я отпихиваю от себя стакан, - ты этих откровений от меня ожидаешь?

- Нет, их, прошу, оставь при себе, – Гарриэт встает, подходит и кладет свои руки мне на плечи, - расскажи мне про его жизнь, про то, что ты чувствовал, находясь с ним.

- Это ещё тяжелее вспоминать.

- Ты постарайся, я не стану тебя торопить, ведь у нас впереди день и ночь...

- Тебе это интересно?

- Всё, что дорого тебе, брат, дорого и мне, – Гарри мягко целует в лоб.

Я вздыхаю. Возможно, это действительно стоит сделать ради самого себя. Ради него.

Встав из-за стола, я решительно беру под руку сестру и веду в зал, на диван, где, устроившись поудобнее, начинаю свой рассказ.





Погружение. Глубина от 1 до 3 метров. Бытовая.



С того дня, как я поселился на Бейкер–стрит, прошло пятнадцать дней и ровно столько же прошло после разгадки невероятно интересного и запутанного дела, которое я назвал «Этюд в розовых тонах». Конечно, я немного утрирую, дело распуталось не в этот же день, но порой мне кажется, что как только за дело возьмется он, то ждать его разгадки недолго.



- Шерлок, ты должен позавтракать, – строгим голосом говорю я и подхожу к дивану, сосед никак не реагирует. – Шерлок, - я дотрагиваюсь до его плеча и тормошу его.

- Отстань, – шипит детектив и кутается в халат.

- Но ты не ел ничего со вчерашнего утра, а сейчас уже вечер, прошли сутки.

- Я повторю ещё раз: не трогай меня, – по слогам произносит он.

- Хорошо, - как можно более безразлично говорю я, - не буду тебя трогать.

- Замечательно, - с издевкой произносит он.



Я ухожу на кухню, и как можно громче начинаю греметь посудой.



Он предупреждал меня о том, что безделье и скука для него мучительны, но зачем срываться на мне и голодать!? Хотя с чего меня вообще волнует это, в конце концов, он взрослый человек.



Бух.



Раздается громкий звон разбитого стекла и звук падающих на пол предметов.



Я заглядываю в гостиную. Шкаф, где стояли статуэтки миссис Хадсон, разгромлен. Осколки от стеклянных полок разбросаны по полу, как и сломанные фарфоровые статуэтки.



- Что ты сделал? – я осторожно подхожу к шкафу.

- Швырнул в него металлическим шаром… Эти ужасные котята раздражали меня.

- Ты просто, - я делаю глубокий вдох, - идиот.

- Пф, - детектив вновь отворачивается к спинке дивана.



Я иду на кухню за ведром и резиновыми перчатками, после молча собираю стекло.



Ну и как это понимать?





***

На следующий день Шерлока привлекают к расследованию нового «запутанного» дела, оказывающегося на деле очередной банальщиной (со слов детектива, конечно). Возможно, так и есть, ведь дело он раскрывает за семь часов.



Пока полиция заполняет рапорт об аресте, при этом записывая слова детектива, инспектор Лестрейд с двумя стаканчиками кофе подходит ко мне.



- Будете? – дружелюбно предлагает он.

- Не откажусь, – я принимаю из его рук кофе и делаю глоток.



Сладкое. Ненавижу.



- Как вам живется с ним? Нелегко, наверное?

- Всяко.

- Понятно, – инспектор делает глоток, - чем вы занимаетесь?

- Пока ничем, но я в поиске работы. Хочу возобновить врачебную практику, – сухо говорю я. В этот момент Шерлок оборачивается и внимательно смотрит на нас, при этом продолжая что-то говорить.

- Вы на него хорошо влияете, – одобряюще произносит инспектор.

- Что? – я удивленно смотрю на Лестрейда.

- Обычно он не слишком сговорчив. Никогда прежде он не оставался, как сейчас, ради того, чтобы составить точный отчет.

- Я его об этом не просил, - я сильно сжимаю пластиковый стаканчик, и тот лопается у меня в руках, - чёрт!



Обжигающе горячий кофе проливается мне на джинсы.



- Простите, но, думаю, мне придется отлучиться в уборную, - я быстрым шагом иду туда.



Что происходит, почему я так занервничал? Это совершенно на меня не похоже.



Я отрываю бумажные салфетки и вытираю остатки кофе.



Нет, все из-за того, что меня несколько напрягают подобные разговоры, ведь их мотив непонятен. Зачем этому инспектору знать об этом? Или он тоже решил, что мы пара геев!? Вот стоп, больше ни о чем не думай! Этот разговор нужно выкинуть из головы.



- Джо-он, - в своей излюбленной манере произносит Шерлок, врываясь в уборную, - я закончил.

- Угу.

- Мы можем поужинать. Я так проголодался, – с охотой в голосе произносит он.

- Сейчас третий час ночи, все кафе закрыты.

- Да, но ты же умеешь готовить, – безапелляционно произносит детектив.



Конечно, чего я должен был ещё от него ожидать!?





***

Следующий день начинается с того, что я просыпаюсь от невероятно резкого запаха сероводорода.



Спустившись вниз, захожу в кухню, где этот «аромат» концентрируется сильнее.



- Что ты натворил, Шерлок? – сквозь зубы цежу я.

- Ничего. Неудачный эксперимент.

- Этот «неудачный эксперимент» будет вонять так ещё как минимум сутки! Ты знаешь, что в больших концентрациях…

- Он ядовит, - заканчивает вместо меня он, - не волнуйся, мне ничего не грозит, я же в защитной маске и моим легким ничего не угрожает.

- О, конечно, но о других подумать ты не счел нужным, да? – я хватаю кухонное полотенце и, намочив его холодной водой, прикладываю к своему носу, - а впрочем, не отвечай, я и так знаю ответ!



Я поднимаюсь к себе, быстро переодеваюсь и ухожу прочь из дома.



Он ведет себя как большой ребенок, он ведь должен понимать, что живет не один! Хорошо, что миссис Хадсон уехала в гости к своей подруге в Манчестер.


Пока я гулял по улицам Лондона, проголодался и зашел в первое попавшееся кафе. И каково было мое удивление, когда среди его посетителей я увидел очень знакомое лицо.



- Джек! – я подхожу к столику своего друга, с которым мы вместе воевали в Афганистане.

- Джон! – с не меньшим удивлением на лице смотрит на меня тот, - давно не виделись, приятель!

Я подсаживаюсь к нему, делаю заказ у подошедшего к нам официанта, после чего оборачиваюсь к нему и спрашиваю:

- Что ты делаешь в Лондоне?

- Да в командировке я. Мать приболела.

- А, что ж, ясно.

- Слышал, что тебя ранили, – Джек сочувствующе смотрит на меня.



Терпеть не могу жалость.



- Да было дело.

- Тебя разжаловали?

- Как видишь.

- Там нужны толковые, как ты. Видел бы ты нынешних врачей, они в обморок падают при виде крови, - пренебрежительно изрекает он, - мы были не такими.

- Меня обратно вряд ли возьмут. Психосоматика, – обреченно и несколько смиренно говорю я.

- А если рядовым? Раньше тебя ничего не могло остановить, ты так рвался в бой, более того, мог в любое пекло полезть ради того, чтобы спасти жизнь солдата.

- То было раньше.



К нам подходит официант и приносит мой заказ.



- Не думал, что ты можешь жить спокойно после того ритма жизни в Афганистане. Или дело в том, что ты нашел кого-то?

- Нет. Я свободен, как и всегда, - мы оба улыбаемся - просто…



В голове появился круговорот мыслей и оправданий, почему я не вернулся назад, ведь действительно мне ничего не мешает сделать это. Какая-то часть меня скучала по той жизни, но другая была вполне довольна этой, ведь в ней, как и там, есть адреналин, множество загадок, есть кого защищать и оберегать, и понемногу появляется смысл жить.



-…мне хочется разнообразия, Джек. Я давно отвык от спокойной мирной жизни, даже забыл, какая она. Возможно, через год-два я подумаю о возвращении, но не сейчас.

- А все-таки ты кого-то нашел, - весело говорит он, - поверь мне, через год-два тебя будут волновать другие вещи, вроде того, что подарить ей на день рождения и кто родится: мальчик или девочка.

- Да. Может быть.

- Что ж, тогда удачи тебе, мне пора, - он встает из-за стола, - рад был увидеть тебя, - после чего уходит.



Раздается сигнал мобильного, пришло смс.



«Где бы ты ни был, купи молока. ШХ»



Следом приходит следующее:



«Пожалуйста. ШХ»



«Я устранил запах. Впредь постараюсь не повторять подобного. ШХ»



Я устало вздыхаю.



Зачем ехать в какой-то Афганистан, если дома тебя ждет своя головная боль и двадцати четырех часовой адреналин!?





***

- Я не домохозяйка и не твоя женушка, Шерлок!

- Джон, что такого в том, что ты сходишь за моими вещами в химчистку? Ты все равно ничем не занят, - не отрываясь от микроскопа произносит он.

- Дело в том, что это твои вещи.

- И все же, ты видишь, что я занят выявлением остатков кислоты на…

- Ладно, - прерываю его разглагольствования по поводу важности проделываемой им работы, - я схожу. Но впредь подобного от меня не жди, - я иду на выход, - и вещи ты будешь вешать в шкаф сам, - кричу я.



Благо химчистка недалеко, и я могу добраться до неё пешком.



- Здравствуйте, мне нужны вещи на имя Шерлок Холмс, - я достаю квитанцию, девушка несколько удивленно смотрит на меня и на протянутую бумажку, - должно быть три костюма тройки и две рубашки.

- Вы его друг? – нерешительно произносит она.

- Сосед.

- Ясно…- она растерянно улыбается, - обычно он приходит в самый последний момент и просрочивает квитанцию.



Она напоминает ту девушку из морга, Молли, кажется. Уверен, чтобы не платить штраф, Холмс делает ей какие-нибудь комплименты. Ох уж этот Шерлок и его обаяние…



Девушка уходит за вещами и возвращается с ними через пару минут.



- Вот.

- Спасибо.

- А ваш сосед, он, - она застенчиво закусывает губу, - свободен?



«Женщины - не мой профиль» - вдруг проносится в моей голове.



- Полностью, – я беру вещи и ухожу.



Вернувшись обратно, я не застаю того дома. Видимо, он все-таки обнаружил то, что искал.



Похоже, мне всё же самому придется развешивать его вещи.



***

- Я сам все сделаю, миссис Хадсон, – я спустился вниз и увидел, как эта милая старушка прибирает разбросанные по гостиной вещи.

- Ну что ты, я не собиралась убираться, я ведь не прислуга, – она тут же кладет обратно старые газеты.

- Я просто не успеваю, – словно оправдываясь, произношу я.



Когда тут успевать, если ты либо всю ночь носишься за преступниками, либо готовишь, ходишь в магазин, химчистку или прачечную.



- Конечно, - она понимающе кивает, - вы нашли работу?



Это просто невозможно, почему все думают, что я бездельничаю!? Шерлок вот уже который день намекает на это, спихивая на меня домашние дела и при этом требуя моего присутствия на местах преступлений.



- Нет, но Шерлок…

- Ах, Шерлок, - заговорчески произносит она.

- Мы друзья, миссис Хадсон.

- Безусловно, - с нескрываемым весельем миссис Хадсон покидает комнату.



Всё, теперь я точно должен пойти искать работу.



Я иду на кухню и заглядываю в холодильник, но ничего, кроме замороженных человеческих пальцев, там нет.



Пора идти в супермаркет, а то запасы еды совсем истощились. Хм, Шерлока нет, странно, хотя ничего удивительного. Кажется, из последних дел, что он расследует, одно связанно с похищенным алмазом. Возможно, хоть это его немного займет.



Глубина от 4 до 10 метров. Эмоционально распознавательная.



Примечание: по мотивам рассказа "Пестрая лента" АКД.





Дело под названием «Слепой банкир» не было столь приятным и не сразу поддалось дедуктивному методу Шерлока. Что касается упомянутого мною слова «неприятно» - это в первую очередь связанно с тем, что частично по моей вине погибла ни в чём неповинная Су Линь. И в завершении всего - так и не начавшийся роман с Сарой, и то, что я подверг её опасности. Всё это не делало мне чести.



- Ты все ещё переживаешь по этому поводу? – Шерлок отрывается от прочтения свежего выпуска газеты The Observer.

- Нет, я просто так выплескиваю свои эмоции. Конечно, я переживаю! - возмущенно кричу я.

- Ну и дурак. Всех людей не спасешь и не убережешь - жизни не хватит, - серьезно произносит он.

- Ты вообще когда-нибудь думал о тех, кого не спас?

- Нет.

- Никогда в жизни?

- Никогда, – громко и отчетливо произносит детектив.

- Это ненормально.

- Для кого как. Вот ты думаешь о тех, кого не спас. И что, это приносит тебе облегчение?

- Конечно, нет. Что за глупый вопрос!?

- Тогда объясни, зачем зацикливаться на своих неудачах и промахах? Это нелогично.

- Конечно, ты же во всем ищешь логику. Слова «сострадание» и «душа» для тебя пустой звук, - бормочу я.

- Джон, я уже говорил, что не идеален и далек от привычного тебе в эмоциональном плане человека, – бесстрастно выдает он.

- Что ж, мне всё ясно, - встаю с кресла, - я иду спать.

- Ага, - детектив мгновенно берёт в руки скрипку.

- Ты же не собираешься играть на ней? – требовательным тоном произношу я.

- Сегодня прекрасная ночь, - отстраненно и насмешливо говорит он.

- Но мне завтра на работу!

- О, ты видел сегодняшнюю луну, - издевательски говорит он, - она пробуждает в моём сердце столько чувств, - он как назло проводит смычком по струнам и те выдают режущий, скрипящий звук, - ты слышишь музыку моей души? – иронично и с сарказмом завершает он.

- Нет, и не хочу её слышать.

- Почему? Я ведь сейчас так эмоционален, - он вновь выдает мне какие-то потрескивающие, пиликающие звуки.

- Шерлок! – угрожающе произношу я и надвигаюсь на него. Тот лишь с издевкой смотрит на меня. – Не зли меня.

- А то что? Поставишь меня в угол и лишишь сладостей? – с ехидством говорит Холмс.

- Лишу, - я резко выхватываю из его рук скрипку, в ответ он обиженно отворачивается и решительно встает с кресла.

- Так нечестно, - он пристально смотрит мне в глаза.





Терпеть не могу эту разницу в росте, всё время чувствую себя слишком уязвимым в такие моменты.





- Ты не думаешь, что я способен забрать её обратно? - тихим бархатным голосом шепчет детектив мне на ухо.

- Нет, - напряженно отвечаю я ему.

- Хм, - он делает шаг назад, - ладно, признаю: твоя взяла, можешь забирать скрипку.



Я на автопилоте, стараясь как можно меньше думать и анализировать то, что произошло сейчас, покидаю гостиную и поднимаюсь к себе. Переодевшись и умывшись, я ложусь в кровать, закрываю глаза.



Бум.



Выстрел из пистолета окончательно вырывает меня из оков сна.



Боже! Шерлок! Что мне теперь делать? Лезть под пули, чтобы он угомонился и дал поспать!?





***

Следующим утром в 5:39 ко мне в спальню бесцеремонно ввалился Шерлок:

- Вставай! – раздраженно говорит он, при этом застегивая наспех пуговицы рубашки.

- Что!? Шерлок…какого черта? – я с трудом разлепляю глаза.

- Меньше вопросов, больше дела! – он нависает надо мной и сдергивает с меня одеяло, – собирайся.

- Куда? – сонным голосом спрашиваю я.

- На место преступления, куда же ещё.

- Конечно. Место преступления, а как же, - мой мозг едва соображал, - мне ещё сегодня на работу к восьми, так что, - я делаю зевок, - езжай без меня.

- И не подумаю, - он прикасается своими ледяными руками к моей шее.

- Шерлок! - от неожиданности вскрикиваю и тут же принимаю сидячее положение.

Как ни крути, а прикосновение к шее чем-либо холодным служит отличным будильником.



- Вот видишь, как действенно, – он успевает вовремя уворачивается от летящей в его сторону подушки, - ты уже проснулся.

- Зачем я тебе там? Ты и без меня способен делать прекрасные выводы о причине смерти, опираясь на детали убийства.

- Затем, что мне приятны твои похвалы, - с усмешкой произносит он, - и потом, твой блог - ничто без моих подвигов, так что собирайся.



Я укоризненно смотрю на него.



Сегодня мне, видимо, придется отпроситься с работы. Сара вновь будет за меня отдуваться, мне уже стыдно перед ней из-за…



- Джон, - детектив резко вырывает меня из потока собственных мыслей, - хватит думать о Саре и о том, какая она чудесная и прекрасная, и что ты ей должен! Это скучно. Новое убийство – вот азарт и развлечение для ума! – взбудоражено произносит он, при этом сильно жестикулируя, – Твои сантименты не к месту.

- Что за…какие ещё «сантименты»!?

- Те, что ты мысленно произносишь, когда думаешь о представительницах противоположного пола.

- Откуда ты можешь знать, о чём я думаю?

- Твоя мимика и полное нежелание обуздывать бушующие внутри тебя эмоции выдают тебя, – в ответ я лишь с яростью взираю на него. Шерлок, понимая, что перегибает палку, вовремя ретировался, иначе бы кто-то в доме не досчитался зубов…





***

Прибыв на место преступления, в один из престижных районов Лондона - Ноттинг-Хилл, Шерлок, переступив порог дома, сразу же принялся отнюдь не лестно комментировать работу полисменов, причитая:

- Кто нанял этих идиотов! Зачем они затаптывать следы!? Сколько раз повторять, что нельзя впускать их до моего прихода. И где все это время был Лестрейд!?



Из кухонного проёма высовывается голова Андерсона.



- О, наш психопат уже прибыл, - издевательски произносит он.

- Андерсон, ты все ещё спишь с ней, - он делает вид, что задумался,- хм, наверное, уже нет, поскольку твоя женушка поставила тебе ультиматум. Да, не повезло тебе, но впредь будь более осторожным в связях на стороне, - пренебрежительно заявляет Холмс.

- Ты, - гневно произносит тот, - это просто доводы, ты ничего не знаешь!

- Напротив, я знаю достаточно, чтобы сделать такие выводы, - Шерлок подходит к собеседнику ближе, - я знаю, что ты уже вторую ночь подряд спишь на диване, твоя спина чуть сгорблена, а плечи напряжены, поэтому встать в полный рост ты не можешь. Из этого следует вывод, что ты в ссоре с женой и та выгнала тебя на диван. Судя по тому, как инспектор Донован напряжена и, - он откашливается, - не удовлетворена, то я делаю вывод, что причиной всему могла стать огласка ваших отнюдь не дружеских отношений.

- Это просто смешно!...- Холмс прерывает тираду Андерсена, демонстративно уйдя в гостиную.

- Почему вы всегда ссоритесь? - я непонимающе смотрю на детектива.

- У нас с самой первой встречи взаимная неприязнь, его раздражает моя наблюдательность, меня – его идиотизм, смешанный с кретинизмом, - желчным тоном выдает детектив.



В гостиную входит Лестрейд.



- Хорошо, что ты приехал, - инспектор жестом показывает своим подчиненным, чтобы те убрались с места, где находится труп, - дело почти без зацепок.

- Кто убит?

- Журналистка Кэйли Кларк, возможно, ты видел её передачу по TV, она делала много сенсационных репортажей, связанных с жизнью богатых и знаменитых. Она много грязи откопала и выставила наружу, возможно, за это и поплатилась жизнью, - инспектор идёт в освободившуюся кухню, а мы следом за ним.

- Подобное не в моем вкусе, я едва терплю интеллектуальные шоу, хотя мой сосед и уверяет меня, что они расширят мои познания, - заканчивает Шерлок, нависая над трупом.





Он опять говорит обо мне так, будто меня здесь нет.





- Хм, - детектив склоняется над умершей, при этом доставая из кармана лупу и внимательно осматривая открытые участки кожи, - тут всё предельно ясно, - резко произносит он, да так, будто его оскорбили, попросив помочь с делом, - причиной смерти стал укус змеи, вот, - он показывает на правую лодыжку,- два маленьких следа от зубов. Змея, вероятно, была из Африки, поскольку многие тамошние рептилии обладают небольшими клыками, но их яд даже в небольшом количестве смертелен, - он убирает лупу обратно в карман, - ищите змею, - небрежно завершает он.

- Дом уже обыскали – ничего.

- Ищите среди её знакомых того, у кого есть змея, - раздраженно произносит Шерлок.

- Наша пострадавшая была не общительна, в повседневной жизни у неё не было друзей, - Лестрейд взял со стола папку и раскрыл её в том месте, где шла информация об убитой, - она была трудоголиком, всё, чем она занималась, было связанно с работой, хобби не имела, в длительных отношениях ни с кем никогда не состояла. И да, - он внимательно что-то ещё раз перечитывает, - это имя псевдоним, на самом деле её зовут Элен Сноутер.

- Хм, - он оглядывается по сторонам, - найдите её ежедневник, - отстраненно произносит Холмс, - она должна вписывать туда всё, - он вновь принимается осматривать окружающую его обстановку, - контакты, встречи.



Инспектор уходит в гостиную и сообщает Донован о том, что нужно искать, после возвращается.



- Здесь есть кое-что странное, - детектив подходит к жалюзи и чуть приоткрывает её, пропуская свет, - внимательно посмотрите на её позу, особенно на руки, - я делаю то, что он просит, но ничего не вижу, кроме трупа женщины. Вздохнув, детектив говорит:

- И как вы дожили до такого возраста, при этом не научившись замечать и анализировать увиденное! – он с нескрываемым весельем продолжает, - её руки чуть согнуты в локте, пальцы застыли так, будто что-то держали, похоже на что-то тонкое, вероятно, папку. Поскольку она была журналисткой, то убийца - тот, за кем она «охотилась».

- Это, возможно, и так, но… - неуверенно начал Лестрейд.

- Да посмотрите же вы! – в нетерпении детектив повышает тон, - она, судя по всему, сообщила кому-то о том, что раскопала, и попросила его прийти. Это синее элегантное платье, макияж, да даже туфли, всё говорит о том, что она хотела произвести впечатление, заявить о том, что она смогла найти истину. Для неё это был момент триумфа! Когда она встретила его, а это был он, я уверен, она показала материал, после чего тот со злости напустил на неё змею, однако, не каждый таскает змею в кармане, отсюда следует вывод, что он в любом случае собирался убить её.

- Это было…

- Блестяще, великолепно!? – с сарказмом и нескрываемым злорадством прерывает меня он, - любой бы мог догадаться до этого сам, но никто не хочет думать, Джон! - на моём имени он делает особое ударение, после чего выходит в коридор.

- Что с ним? Он сегодня очень злой, из него яд прямо сочится, - обеспокоенно произносит Лестрейд.

- Может, встал не с той ноги, - отвечаю я.

- Неверно, - доносится из коридора, - к твоему сведенью, Джон, я вообще не ложился спать сегодня, а значит, «встать не с той ноги» я не мог!



Инспектор сочувствующе смотрит на меня.



- Я нашла ежедневник, - Салли входит в комнату и протягивает находку инспектору, - он новый, в нём только три записи: морг Брикстона, ритуальное агентство «Mr. Murray», и «Горячая Карамель», вероятно, это чей-то псевдоним, - Лестрейд кивает и принимает из её рук ежедневник, - скажите Шерлоку, - обращается он ко мне.

- Он сегодня как никогда ненормален, - зло говорит Донован, - как вы не боитесь спать с ним в одном доме?

- Шерлок просто не в духе, - оправдательно говорю я.

- А все-таки я бы вам советовала найти хобби и съехать от него, говорят, весной у психов обострение, - с видом знатока говорит Донован.



С чего она вообще привязалась ко мне с этим!? Я…меня в целом устраивает жизнь с ним. Он хоть не агнец божий, но...



- Джон, нам пора, - кричит детектив.

- Простите, - я тут же ухожу.



Выйдя из дома, мы ловим такси и едем…



- В морг Брикстона, пожалуйста, - доброжелательно говорит Шерлок, садясь в такси, а я молча сажусь рядом.





***

Морг оказался самым обыкновенным, каким только мог быть. Сотрудники ничего не знали ни о визитах Кэйли Кларк, ни о том, по какой причине она могла внести название морга в свою записную книжку.



- Похоже, этот след ложный, - я достаю стаканчик с кофе из автомата.

- Не думаю, что-то есть, просто мы не знаем, что искать, – он складывает пальцы «домиком» закрывает глаза и начинает размышлять.

Я тем временем медленно попиваю кофе и думаю о том, что так и не позвонил Саре, а приём начнется через пятнадцать минут.



- Я должен съездить в то ритуально агентство, - я мгновенно допиваю кофе, - один, - уточняет Шерлок.

- Один. А ты уверен, что это не опасно?

- Я не стану ничего спрашивать, просто притворюсь, что интересуюсь их услугами, – он идёт на выход. Я выкидываю стаканчик и еду в больницу.





***

- Где ты был? – возмущенно произносит Сара.

- Прости, новое дело. - Неловко говорю я.

- Оно должно быть на втором месте, после твоей основной работы, - с разочарованным видом Сара садится напротив меня, - вот зачем я приняла тебя на работу, да и зачем ты искал её? Всё равно ты всегда будешь следовать за ним, играть в сыщика, - она вздыхает, - я думала, что ты серьезный.

- Да, я серьезный. Нет, правда, и я верен своему делу.

- Не правда, ты верен только ему.

- Но я могу взять ночное дежурство, сверхурочные, всё, чтобы загладить свою вину перед тобой.

- Он не даст тебе, не позволит. «Скука», верно?

- Да, Шерлока порой нужно отвлекать от неё, ведь он…

- В твоем голосе я слышу заботу и привязанность к нему.

- Сара?

- Да.

- Прости, что у нас ничего тогда не получилось.

- Да, не получилось, - подавленно говорит она.



Я встаю со стула и направляюсь в свой кабинет, надеясь на то, что судьба сжалится и не даст мне больше так оплошать.





***

Я действительно решил взять сверхурочные и поработать в ночь, так что когда я вернулся домой, было утро.



- Я узнал, кто такая Горячая Карамель! – с порога говорит мне Шерлок.

- Что? – я растираю лицо для того, чтобы не уснуть.

- Имя в ежедневнике убитой, я узнал, кто это, - с нескрываемым триумфом говорит он.

- И?

- Это элитная проститутка, работает в «Ritz». Сегодня вечером мы пойдем туда.

- Ага, - зомбированным голосом отвечаю я и поднимаюсь к себе, чтобы наконец поспать.







***

- А ты уверен, что нас впустят? – я в полном недоумении смотрю на яркую неоновую вывеску, под которой, как и полагается возле входа в подобных заведениях, стоят вышибалы.

- Уверен.



Холмс решительно подходит к дверям и что-то говорит, вкладывая в ладонь секьюрити пятисот фунтовую купюру.



Он не настолько богат, чтоб так сорить деньгами!



- Джон, - зовет он, прежде чем скрыться за черной дверью.



Внутри оказалось довольно таки неплохо. Красивые девушки. А точнее толпы красивых девушек.



- Где я могу найти «Горячую карамель»? - обращается Шерлок к первой же девушке, танцующей возле шеста.

- Ммм, - страстным голосом отзывается она, - а чем тебя не устраиваю я, красавчик? Я умею делать то же, что и она, - девушка делает кувырок и очень сильно выгибается. Наблюдая за ней, становится жарко.

- Нет, мне нужна именно она, - спокойным, абсолютно равнодушным голосом произносит консультирующий детектив.



Мне бы его самообладание.



- Она тут не появлялась уже неделю, - равнодушно говорит танцовщица, потеряв интерес к моему другу.

- Кто-нибудь может знать её адрес? – Шерлок, судя по всему, не собирается отступать так легко.

- Даже если знают, то не скажут. Это главное правило этого места - никаких имен и адресов.

- Что ж, ясно, - он подает ей руку, как только она спускается с платформы, Шерлок прижимает её к себе, - а за определенную плату? - шепчет он ей. В глазах девушки вновь появляется интерес.

- Думаю, только за достойную плату.

- Идёт, сколько ты считаешь «достойным»?

- Тысячу за имя и ещё одну за адрес, - приторно сладким голосом отвечает она.

- Что ж, согласен, - его рука соскальзывает с её талии, - где тут есть укромное место для того, чтобы поговорить?



Она ведёт нас в дальние комнаты. Судя по доносящимся оттуда стонам, их предназначение предельно ясно.



- Вот свободная, - она открывает дверь карточкой и пропускает нас.

- Её настоящее имя? - требовательным тоном задает вопрос детектив. Девушка лишь смеется и демонстративно садится на кровать. Короткое платье ещё сильнее задирается, оголяя длинные стройные ноги.



Надеюсь, этот допрос не будет длиться долго.



- Говорите! – нетерпеливо произносит Холмс.

- Сначала деньги, - игривым тоном говорит она.

Холмс вынимает из кармана пальто свой кошелек, достает две тысячи и спокойно протягивает ей.



Хорошо, что сейчас меня больше волнует другая проблема, которая мешает мне адекватно думать и стоять…иначе я бы вставил мозги на место этому горе-детективу!



- С вами приятно иметь дело, мистер…?

- Холмс.

- Мистер Холмс, - низким голосом говорит она, - что ж, её настоящее имя - Джулия Сноутер, - при упоминании имени в глазах детектива появляется блеск – азарт, - насчет её семьи ничего сказать не могу, она ни с кем из нас толком не общалась. Знаю только, что у неё есть сестра, но они не ладят, - она чуть нагибается и огромный вырез платья позволяет увидеть все её прелести. Я отвожу взгляд в сторону.

- Где она живет?

- В доме напротив, квартира 120.

- Здесь? – удивленно произносит Шерлок, - недвижимость в этом районе не из дешёвых.

- Такие, как мы, - она делает ударение на последнем слове, - могут позволить себе подобное, если хорошо постараются.

- Ясно, - он разворачивается, чтобы уйти.

- Мне кажется, вашему другу не помешало бы расслабиться, - Холмс поворачивается и непонимающе смотрит на неё, а потом на меня. Он мгновенно понимает, что она имела в виду.

- Я могу подождать, - деликатно и очень сдержанно говорит он, и это удивительно, - если что, у меня ещё остались наличные.



Зачем она это сказала?! Я и так всегда чувствую себя очень неловко под его пристальным взглядом, а тут это!



- Шерлок, - сквозь зубы говорю я, - я взрослый человек и мне никто не будет указывать.

- Я ничего подобного не делал, просто, судя по тому, как натянулись твои джинсы, тебе требуется разрядка, - констатирует он.



Как же он меня раздражает в такие моменты!



- Знаешь что? - я решительно подхожу к проститутке и склоняюсь над ней, - я именно так и поступлю.



Глаза Шерлока блеснули, он вздернул подбородок и пулей вылетел вон, громко хлопнув дверью.



Как только он ушел, я отошел от неё.



- Извини, но ничего не будет.

- Нет денег? – разочарованно говорит она.

- Просто не хочу, - она переводит свой взгляд на мой пах, - нет, хочу, но не так. Просто у меня давно никого не было, и вид твоей груди, тела, возбудил меня, не более. Тебе лучше поискать другого клиента.

- Ты остался здесь, чтобы его позлить, верно? – она встает и поправляет платье.

- Да, только чтобы позлить и хоть немного присмирить, – тихо и с грустью говорю я.



Почему вдруг стало так паршиво… откуда взялась горечь от содеянного?! Не понимаю.





Эту ночь я провел в больнице, помогая на дежурстве Саре, мы почти всю ночь разговаривали, не давая друг другу уснуть. Кажется, теперь наши отношения сгладились, и, возможно, у меня вновь появился шанс.





***

Последующие три дня я не появляюсь на Бейкер-стрит и не звоню. Все эти четыре ночи я провожу то на диване Сары, то на жесткой койке на работе. Сегодня же, неожиданно, во время обеда, в кафетерии больницы появляется Майкрофт Холмс, вид у него достаточно суровый.



- Здравствуйте, Джон, - Майкрофт садится напротив, потом смотрит на мою тарелку, - приятного аппетита, - сдержанно произносит он.

- Спасибо.

- Как ваши дела?

- Отлично.

- Что ж, - видимо поняв, что я вру, он несколько смягчает свой взгляд, - какова причина вашей размолвки?

- Мы не ссорились.

- Но, тем не менее, вы не появляетесь дома. Что-то всё равно произошло, - Майкрофт вопросительно смотрит на меня. Говорить об этом не хочется, – вы не хотите говорить, верно?

Я киваю.

- Что бы ни сказал мой брат – он это не всерьез. Вы ему нужны, пусть он даже сам никогда не признается в этом, но это так.

- Наверное, я устал от такой жизни, - пробормочу я.

- Не верю, - Холмс - старший откидывается на спинку стула, - вы не из тех, кто так быстро отступает.

- Спорить с вами бесполезно, просто иногда стоит сделать передышку, - я кручу в руках вилку, мой аппетит пропал.

- Вернитесь обратно, - требовательным тоном говорит он.

- Вернусь, - неопределенно говорю я.

- Он расследует дело, которое может быть опасным для него.

- Нашел новые зацепки?

- Да, - с нотками гордости отвечает Холмс старший, - при этом лезет на рожон.

- Я сегодня же вернусь.

- Он сейчас в морге. Поспешите, - Майкрофт встает и уходит.



Пора действительно возвращаться и искать компромисс, если таковой вообще можно найти.





***

Час спустя я сидел в лаборатории и смотрел на оставленные Шерлоком перчатки.



- О, Джон, - удивленно произносит Молли, - не знала, что ты тут.

- Да, - скованно говорю я, - Шерлок здесь?

- Нет, то есть да. Он сейчас уйдет, просил принести оставленные им здесь перчатки, - немного бессвязно говорит она.

- Ясно, - я протягиваю их ей, - бери.

- Вы поссорились? – Молли принимает перчатки из моих рук.

- Что-то вроде этого.

- Он грустный, - она нервно улыбается, - нет, он, конечно, не показывает этого, но это чувствуется.

- Он внизу?

- Да.

- Я сам принесу ему перчатки, - она соглашается, и отдает их мне обратно, - спасибо.



Спустившись вниз, я вижу его стоящим возле окна, спиной ко мне.



- Ты долго, Молли, - ровным, бархатным голосом произносит он.

- Привет, Шерлок, - тихо говорю я.

Молчание.

- Твои перчатки, - я подхожу к нему и протягиваю их, он не поворачивается, - ты обижен?

- Нет.

- Тогда что?

- Где ты был? Впрочем, не отвечай, я итак знаю, - он поворачивается, - тебя Майкрофт просил прийти?

- Моя инициатива.

- Врешь, - он слегка прищуривает глаза.

- Вру, но я все равно собирался вернуться.



Он улыбается.



- Это хорошо, так как сегодня нам предстоит поимка преступника, - радостно сообщает мне он.

- Ты узнал что-то новое?

- Да.





***

Мы приехали в ритуальное агентство «Mr. Murray». Никого не было, кроме мужчины средних лет.



- Здравствуйте, Джеймс.

- Мистер Холмс, верно? – обреченно говорит мужчина.

- Абсолютно точно, - насмешливо говорит он.

- Пришли арестовывать?

- К сожалению, улик как таковых против вас нет, кроме того, что вы разглашали врачебные тайны.

- Вы знаете.

- Знаю. Дядя – гробовщик и патологоанатом убил своих племянниц. Причина?

- Ответьте на свой вопрос сами, - он мерзко улыбается.

- Джулия пригрозила вам, что придаст гласности ваш с Элен секрет, поэтому вы убили её. Её тело уже не найти, не зря же у вас есть крематорий, - глаза преступника лихорадочно горят, - вы работаете в элитном месте, для вас, как для гробовщика и анатома, ничего не стоит определять пристрастия умерших. Вы начали продавать информацию Элен, связанную с публичными людьми, так началась её карьера. Сестры не общались, и это было вам на руку. Однако, узнав об убийстве Джулии, её сестра каким-то образом поняла, кто причастен к этому, поэтому Элен решила сама положить конец всему. Вы её так же устранили, а змею сожгли, - спокойным и размеренным голосом говорит он.

- Всё верно. Ваша дедукция вас не подвела.

- Вы признаете свою причастность? - он выжидательно смотрит на преступника.

- Признаю.

- Прекрасно, - он достает свой телефон и нажимает на клавишу «стоп» диктофона, - этого будет вполне достаточно в суде, до свидания.

Детектив разворачивается и собирается уходить, но преступник хватает тяжелую металлическую статуэтку и замахивается на него. Я тут же хватаю Шерлока за плечи и увожу его от удара, преступник пораженно смотрит на нас.

- А это уже покушение на жизнь, - хладнокровно говорит Холмс, поправляя воротник пальто.

Поняв, какую ошибку он только что совершил, мужчина хватается за голову и оседает на пол.







***

- Джон, ты вернулся, - счастливо говорит миссис Хадсон как только мы входим в квартиру.

- Да, вернулся, - весело говорю я. Шерлок же вешает свое пальто на крючок и садится на диван.

- Он скучал, - шепотом говорит миссис Хадсон, - Шерлок чуть не спалил дом своими экспериментами, лишь бы тебе не звонить! - она эмоционально взмахивает руками и тут же покидает нас.



Я сажусь в своё любимое кресло и отсюда смотрю на него.



Кажется, что ничего не изменилось, он так же лаконичен и отточен, словно робот или машина, никаких чувств, только чистая логика и разум, но вот его глаза…



- Почему ты на меня так пристально смотришь? – немного скованно спрашивает Шерлок.

- Просто думаю.

- Думаешь? И о чем же? - Шерлок начинает вертеть в руках телефон. Если б я не знал его, то решил бы, что он нервничает.

- О том, что ты должен рассказать мне, как ты выяснил, кто убийца. После я сделаю новую запись в блоге и посмотрю какой-нибудь интересный фильм.

- Опять что-то с предсказуемым сюжетом?



Натянутость в наших отношениях исчезла.



- Да, Шерлок, но без твоих комментариев.

- Но это… - он взмахивает руками.

- Если ты выполнишь моё условие, я позволю тебе эксперименты со щелочью, кислотой, короче, со всем тем, что ты так любишь.

- В чем подвох? – недоверчиво спрашивает он.

- Это «Миссис Марпл».

- О нет… - детектив театрально берется за голову, показывая, какая для него это мука.

- О да! – весело говорю я.



Если б я тогда знал, что это возращение станет отправной точкой и я пойму, насколько он мне дорог в большой игре Джима Мориарти, что для меня станет ясно, кто он для меня на самом деле... после этого само моё прозренье станет для меня приговором.



Продолжение в комментариях.







запись создана: 13.03.2012 в 15:56

@темы: заморожен, Шерлок/Джон, Шерлок Холмс, Слеш, Мои фики, Джон Уотсон, Sherlock BBC

URL
Комментарии
2012-03-13 в 15:58 

Ahe
Мир сам по себе — это сплошной обман. Постоянно спамим друг друга дутыми комментариями, выдавая себя за сведущих. Наши социальные сети создают видимость интимности. Или мы за это проголосовали? (с) MR. ROBOT
читать дальше

URL
2012-03-13 в 16:00 

Ahe
Мир сам по себе — это сплошной обман. Постоянно спамим друг друга дутыми комментариями, выдавая себя за сведущих. Наши социальные сети создают видимость интимности. Или мы за это проголосовали? (с) MR. ROBOT
читать дальше

URL
2012-03-13 в 16:01 

Ahe
Мир сам по себе — это сплошной обман. Постоянно спамим друг друга дутыми комментариями, выдавая себя за сведущих. Наши социальные сети создают видимость интимности. Или мы за это проголосовали? (с) MR. ROBOT
читать дальше

URL
2012-03-13 в 16:07 

Ahe
Мир сам по себе — это сплошной обман. Постоянно спамим друг друга дутыми комментариями, выдавая себя за сведущих. Наши социальные сети создают видимость интимности. Или мы за это проголосовали? (с) MR. ROBOT
читать дальше

URL
2012-03-13 в 16:09 

Ahe
Мир сам по себе — это сплошной обман. Постоянно спамим друг друга дутыми комментариями, выдавая себя за сведущих. Наши социальные сети создают видимость интимности. Или мы за это проголосовали? (с) MR. ROBOT
читать дальше

URL
2012-03-13 в 16:11 

Ahe
Мир сам по себе — это сплошной обман. Постоянно спамим друг друга дутыми комментариями, выдавая себя за сведущих. Наши социальные сети создают видимость интимности. Или мы за это проголосовали? (с) MR. ROBOT
читать дальше

URL
2012-03-20 в 16:56 

Ahe
Мир сам по себе — это сплошной обман. Постоянно спамим друг друга дутыми комментариями, выдавая себя за сведущих. Наши социальные сети создают видимость интимности. Или мы за это проголосовали? (с) MR. ROBOT
Часть 2. Точка возврата

URL
2012-03-20 в 17:14 

Ahe
Мир сам по себе — это сплошной обман. Постоянно спамим друг друга дутыми комментариями, выдавая себя за сведущих. Наши социальные сети создают видимость интимности. Или мы за это проголосовали? (с) MR. ROBOT
Точка возврата. Часть 2.1

URL
2012-03-20 в 17:16 

Ahe
Мир сам по себе — это сплошной обман. Постоянно спамим друг друга дутыми комментариями, выдавая себя за сведущих. Наши социальные сети создают видимость интимности. Или мы за это проголосовали? (с) MR. ROBOT
Точка возврата. Часть 2.2

URL
2012-03-27 в 15:52 

Ahe
Мир сам по себе — это сплошной обман. Постоянно спамим друг друга дутыми комментариями, выдавая себя за сведущих. Наши социальные сети создают видимость интимности. Или мы за это проголосовали? (с) MR. ROBOT
Глубина 40 – 50 метров. Я хочу тебя понять.

URL
2012-03-27 в 15:55 

Ahe
Мир сам по себе — это сплошной обман. Постоянно спамим друг друга дутыми комментариями, выдавая себя за сведущих. Наши социальные сети создают видимость интимности. Или мы за это проголосовали? (с) MR. ROBOT
читать дальше

URL
2012-03-27 в 15:55 

Ahe
Мир сам по себе — это сплошной обман. Постоянно спамим друг друга дутыми комментариями, выдавая себя за сведущих. Наши социальные сети создают видимость интимности. Или мы за это проголосовали? (с) MR. ROBOT
читать дальше

URL
     

dentro l'anima

главная